Йоринда
Надо же, как все набрасываются на яблоки.
Саре кажется, что она влюбилась. В тех, кто умеет загадочно возникать в ограниченном пространстве, влюбиться нетрудно, - особенно, если два остальных борт-штурмана такие дураки. Увидь объект любви сарины сны, сохранить благородную бледность ему бы не удалось. Но краснеть и так есть от чего.
Сара чертит схемы корабельного пути, успевая при этом смотреть ещё и фильм на экране компьютера. Сара смеётся, Саре весело: "в геометрической прогрессии", думает, застыв в дверном проёме, мужчина; "чем пошлее - тем больше". Сара напевает песню - "бог мой, какой бессмысленный текст!". Сара расставляет по полкам книги - "бог мой, что у неё в голове?".
И всё же Сара так странно спит, закутавшись в одеяло с головой - как та, другая. И всё же Сара бледнеет, когда смотрит ему в глаза, и под кожей Сары-дочери-своего-времени проступает другая Сара: тонкая, как бумажный лист, и такая же чистая. Это она, очертя голову, бежит спасать своего второго борт-штурмана, а после валится на постель: вся в синяках и царапинах, измученная, бледная и невероятно... красивая. Приходящему хочется погладит её по голове, и поправить съехавшее одеяло - так он и делает.
Саре сопоставляет ипостаси: он трикстер? Дьявол? призрак? её воображение? Как глупо было бы любить своё воображение. Она всё ещё недостаточно эксцентрична для этого.
Днём позже Приходящий появляется снова, и, сев самое неудобное кресло, говорит: осталась неделя, я не смогу появляться, когда вы достигнете планеты. Прощальные слова? Будьте умницей.
Обняв Приходящего, Сара обнаруживает, что затылок его вполне осязаемым. А воротник рубашки идеально отглажен.
-Когда мы полетим обратно, вы вернётесь?

@темы: Роман