Йоринда
Надо же, как все набрасываются на яблоки.
Томаш и Томас. Невысокий и смуглый, с плечом, которое иногда дёргается, когда он слишком эмоционально говорит.
Был женат когда-то, и сейчас женат: у него есть дочь, а Элизабет, новая жена, всё никак не может забеременеть. Вот, собственно, и причина, "уехать на природу"?
Бывший фельдшер (к слову, это предпосылка к тому, что он сам может оказывать ей медицинскую помощь), теперь - писатель. Говорит жене, что ничего не может сочинить, пока она болеет, но на деле пишет вдвое больше, и она ненавидит его за это.
Он должен ослепнуть.
Роман - оглохнуть.
Сьюзан - онеметь.
А Элизабет - стать тем странным существом, которые называет мавками к западу от моего города.

Понять бы мне Романа.
Что он чувствует к Сьюзан - старше её вдвое (больше?), умнее, и беззащитней, потому что, если она обрастает панцирем безразличия после расставания со Ником, то он "лицом к лицу лица не увидать".
Там какая-то странная смесь отцовской, и вполне мужской любви. Но я не вижу главного в нём. Не вижу, не вижу, не вижу.

@темы: Элизабет, Томаш, Сьюзан, Роман